Грэгори: «Буду совершенствоваться» Интервью

    Грэгори (Георгия Долголенко) для моего интервью вытаскивают с вечерних занятий по танцам. Он немного запыхался, волосы растрёпаны, щёки горят — холодно. Впрочем, уже через пару минут он улыбается в ответ на мои вопросы, спокойный и расслабленный. Это наша первая беседа (Грэгори даёт интервью редко), поэтому начинать приходится с начала.
    
    Интервью с Грэгори (Георгием Долголенко)Тебя как называть вообще? Грэгори? Гоша? Георгий?(смеётся) Грегори… Грэг!
    
    — Что поменялось в жизни Георгия Долголенко, когда он вдруг стал Грэгом?
    — Поменялся мой образ, мой стиль, в том числе и в музыке. Мы выпустили первую авторскую песню, написанную продюсерским центром «Эколь» – это и стало началом нового артиста, Грэгори.
    
    Gregory — My recoveryЦелого нового артиста?
    — Нет, в душе я остался тем же Георгием Долголенко. Просто хотелось стать постарше…
    
    — Фанаты (-тки?) уже смирились с «ребрендингом»?
    — Сначала была война… Но сейчас все успокоились. Мы объясняли новое имя так: представьте, допустим, Евровидение — как меня объявят? «На сцену выходит Гоша Долголенко»? Звучит не очень. Мы хотели, чтобы было по-европейски.
    
    — У тебя недавно вышел новый клип на песню «Стой». Расскажи про неё поподробнее.
    — Песню написала (в соавторстве) наш любимый продюсер Татьяна Викторовна. Эта песня очень близка мне по душе, по стилю. Даже когда я показывал демо-версию своим друзьям — очень близким — они сказали «Вау! Это будет просто бомба!».
    
    Gregory —  СтойСтилистика твоих авторских песнен — эдакая ланаделрейщина: интеллектуальный, сложный по аранжировкам и вокальной линии поп. Этот выбор надолго?
     — Но «Стой», на мой взгляд, очень лёгкая песня! В простоте и есть её смысл: если бы она была сложной и замороченной, она бы вообще не звучала, а так получилась такой «конфеткой». А что касается стилистики, ещё в самом начале нашего совместного пути мы спросили в интернете у поклонников: «Какие песни вы хотели бы услышать?» Практически все девочки (и некоторые мальчики) выбрали песни про любовь — вот мы и решили писать про любовь.
    
    — Про любовь-то разные песни писать можно.
    — Ну вот скоро будет ещё одна «конфетка», более танцевальная. Под неё будем отжигать по полной!
    
    — Неужели существует весёлый Грэгори?
    — Да! Вообще заниматься вокалом я начал с 6 лет, правда пел песенки про дождики из лимонада и всё такое. А уже с восьми я пою лирику, причём конкретную такую лирику: в 9, например, у меня в репертуаре была «Адажио». С лирикой так по жизни пока и иду. Но захотелось чего-то нового, чего-то яркого. Взрыва захотелось!
    
    — А в жизни ты такой же, как в своих песнях?
    — Как вам сказать… (загадочно смеётся). Я в жизни, на самом деле, очень весёлый человек, особенно с друзьями. Обычно приходится себя вести паинькой, но с друзьями я отрываюсь по полной, как только могу. Ребята из Ecole Production не дадут соврать.
    
    — Когда ждать «конфетку»?
    — Это секрет!
    
    — Ладно-ладно. А альбом когда ждать?
    — Пока мы ещё только думаем о создании альбома, собираем песни. Когда их наберётся приличное количество, когда народ ими проникнется, тогда и выпустим. Может быть.
    
    — Нет ли желания расширить географию поклонников на Запад? Планируются ли англоязычные песни, концерты за пределами страны?
    — Такое желание присутствует, наверное, у всех продюсеров в нашей стране. У нас тоже в планах Запад присутствует. Песню «Not Alone», например, мы написали в соавторстве со шведским автором, даже на неделю уезжали в Швецию. Возможно, наше сотрудничество продолжится в ближайшее время.
    
    Gregory — Not aloneКстати, что за таинственный шведский автор? Кто-то известный?
    — Нас попросили не разглашать ;) Автор достаточно известный в Швеции, но для нас важна была не столько известность, сколько совпадение наших душ. Музыкально мы с ним полностью совпали.
    
    — Нравится ли тебе самому то, что ты исполняешь? Имеешь ли голос в вопросе, что петь, а что нет?
    — На самом деле, очень сложно оценивать свои песни. Людям всегда кажется, что у кого-то другого получается лучше. Но меня всё устраивает, всё нравится. Раз фанаты приходят на наши концерты, значит всё хорошо. Репертуар мы всегда обсуждаем вместе, и если мне что-то не нравится, то всегда стараемся изменить.
    
    — А каковы твои музыкальные вкусы вне сцены?
    — В музыкальном плане я вообще разносторонний человек. Где-то полгода назад открыл для себя нового американского артиста, у которого есть группа The Weekend. Его песни «The Hills» и «Can’t Feel My Face» полностью отражают мой музыкальный вкус. Слушаю их и балдею!
    
    — Нельзя взять интервью у Грэгори и не спросить про «Голос». Как вообще пришла идея участвовать?
    — Я всегда стремился поучаствовать в каком-то масштабном конкурсе. Два года назад, когда я был на отдыхе в Черногории, мне позвонила мама со словами: «Тут идёт реклама какого-то нового крутого телепроекта «Голос». У меня сразу же загорелись глаза: «Да, круто, поехали!», но в том году подать заявку мы не успели. Но уже через год мы решили попробовать, я подал заявку на кастинг и… меня приняли.
    
    Георгий Долголенко — ChandelierИз первых уст: справедливое ли судейство на «Голосе»?
    — Абсолютно справедливое. С Пелагеей и её мамой Светланой мы очень подружились, они очень позитивные. На репетициях, наверное, 90% времени мы смеялись, а 10% — пели.
    
    — Этап конкурсов в твоей жизни закончился, или что-то ещё впереди? Может, детское Евровидение?
    — Если честно, Детское Евровидение мне не очень по душе. Даже взрослое Евровидение до последнего выпуска мне не нравилось: как-то слабенько. А вот последний выпуск был бомбой, все номера были достойными! Что касается детского Евро, со взрослым это абсолютно две разные вещи, начиная от декораций и заканчивая политикой. Если уж идти, то на взрослое – и то если ещё возьмут!
    
    — Впереди мутация. Страшно?
    — Страшно. Я уже в предмутационном процессе. Прошарил все сайты, всех докторов. Везде пишут, что если до мутации был поставлен голос, и если во время мутации соответствующим образом его поддерживать, то есть шанс всё восстановить. Тональнось понизится, конечно, но это не беда… (задумывается). Вообще говоря, можно спеть даже три ноты, если это будет нравиться публике, если эти три ноты будут нравиться тебе и если ты соберешь хотя бы маленький зал с этими тремя нотами.
    
    — Расскажи о планах на ближайшее время. Чем будешь заниматься?
    — Буду совершенствоваться.

    Фотографии